Музей мопедов Владимира Гордеева

На пороге независимости

 

За свои 75 лет Львовский мотозавод испытал немало удивительных превращений. Поначалу, еще в Австро-Венгрии, он назывался «Металл» и выпускал метизы, трубы, подковы и прочие товары местного спроса. К сожалению, краеведами не зафиксировано, когда завод впервые подключился к выпуску транспортных средств. Но в 1939 году он уже выпускал по 12 возов в день. Телеги и метизы оставались основной продукцией предприятия вплоть до 1951 года. А затем начались метаморфозы.

Сначала завод освоил производство сельхозмашин — веялок и транспортеров. В 1958 году в целях развития автомобильной промышленности во Львовском регионе на завод было передано производство автоприцепов и автолавок. А еще через два года ему был предписан совершенно новый профиль — мотовелосипеды.

 

На пороге независимости
Мотовелосипед В-902 — с него началась история львовских мопедов.

 

Первый образец нового производства — мотовелосипед В-902 — был разработан в Харьковском ЦКТБ велостроения и отличался крайне упрощенной конструкцией. Но всего через три года на конвейер встала модель, разработанная заводскими конструкторами, которую уже не стыдно было назвать и мопедом. Потом пошли модели «Верховина», «Карпаты»… перестройка, ГКЧП, СНГ…

 

На пороге независимости
Все как у старших братьев. Мокик «Карпаты-люкс» в стиле «эндуро».

 

Сегодня завод, как и все СНГ, как вся экономика, переживает трудные времена. Со сбытом нет проблем — не то что десять лет назад. Продукцию предприятия — мокики, детские и подростковые велосипеды — население, стремящееся как можно быстрее избавиться от наличных денег, расхватывает моментально. Но получается, что и заводу эти деньги ни к чему. Рубль умер — и попытки реанимировать его пока безуспешны. Шесть лет целеустремленной политики по его добиванию дали свои плоды. Если деньги — кровь любого хозяйственного организма, то в наших венах давно не кровь, а водица… Пока спасает бартер. Но что будет, когда все работники металлургических комбинатов обзаведутся мокиками?

Поставки — самое больное место для заводчан. И больнее всего зависимость от поставок двигателей. Зарубежный Шауляй выполняет еще свои обязательства, но кто знает, не потребует ли вскоре независимая Литва оплачивать поставки валютой? Узлы электрооборудования с Северного Кавказа уже не идут. С каждым днем все труднее договариваться с поставщиками из России…

 

На пороге независимости
Нет фар. И эти уже собранные мокики заполняют цехи завода.

 

Какой же выход находит завод? Фактически — в политике изоляционизма. Выпуск всех комплектующих осваивается либо на самом заводе и других предприятиях Львова, либо в других городах Украины. Доверия ни к поставщикам из других бывших республик, ни к экономической политике России уже нет — это, видимо, надолго. Благо, что охотно идут на контакт с заводчанами представители оказавшегося на мели ВПК. Похоже, что с их помощью решится и вопрос с двигателем. Правда, здесь сложность другая: нет смысла ставить на производство прежний безнадежно устаревший агрегат, а новой конструкции нет.

 

На пороге независимости
Двигатели пока еще поступают из Шауляя.

 

Давным-давно была куплена лицензия в бывшей ГДР на двигатель «Симсон», но этот двигатель и тогда уже не соответствовал общему уровню. А сейчас и вовсе неясно, кому принадлежат права на лицензию. Остается надежда на техническую помощь Запада или Дальнего Востока. Фирмы Европы и Японии охотно идут на переговоры. Но дальше — все те же сложности: валюты у завода нет, как нет и надежды получить кредиты, а от схемы «оплата поставками готовой продукции» зарубежные партнеры не в восторге: рынки перенасыщены, сбыть бы свою…

Конечно, этот изоляционизм вынужденный, в свое время мотопроизводство создавалось в расчете на рынок всего СССР (у нас ведь все придерживались принципов «хоть маленький, а гигант», «один тип изделия — один и завод»). Но большой разницы в том, продавать ли продукцию за рубли или отдавать бесплатно, уже нет: рублями завод еще может выплачивать зарплату, но вот купить на них уже почти ничего не в состоянии. А сможет ли завод продавать свои изделия за валюту кому-либо? Вряд ли: конструкция устарела настолько, что тоже «неконвертируема».

 

На пороге независимости
Подвесной конвейер — редкость на мотозаводах СНГ.

 

Гораздо лучше сложились у завода отношения со странами «третьего мира», что в общем, естественно: у нас с ними больше общего, чем с высокоразвитыми. Уже несколько лет завод получает из Индии втулки для велосипедов отменного качества и всего за… Впрочем, не будем раскрывать коммерческую тайну — все равно вы не поверите, насколько выгоднее сотрудничать с нормальными предприятиями, работающими в условиях почти нормальной экономики, чем с нашими, ошалевшими от свободных цен, свободной зарплаты и непредсказуемых зигзагов «верхов». Неудивительно, что, сворачивая деловые контакты с заводами из России и других стран СНГ, львовяне успешно сотрудничают с индийцами — уже достигнута договоренность о совместном производстве велосипедов. А поляки согласны в обмен на мокики и мотовелосипеды поставлять вожделенные двигатели. Правда, эти моторчики тоже времен «Очакова и покоренья Крыма», но тут уж не до жиру. По крайней мере — сейчас…

Каковы же перспективы завода в новых условиях? Нет ли тоски по старым временам? Похоже, нет. Заводчане увлечены открывающимися перспективами и в будущее смотрят с оптимизмом — как и все, у кого в руках есть реальное дело. Хотя и в Киеве, и во Львове находится немало охотников управлять заводом, сравнения с прежним министерским прессом — никакого.

В ближайшей перспективе — освоение модернизированного мокика «Львов», с которым мы вскоре познакомим читателей нашего журнала, модели детских велосипедов. А на очереди — новые интересные разработки, необычная внешность которых создана в содружестве с львовской фирмой «Львов-дизайн».

 

На пороге независимости
Новая разработка, которая увидит свет в самое ближайшее время — мокик «Львов».

 

Но, видимо, самый интересный для наших читателей вопрос — а могут ли они рассчитывать на покупку львовских новинок? Для читателей с Украины, похоже, особых проблем с этим не будет — хватило бы только денег. А вот из других республик… Разве что достаточно высока будет котировка рубля к гривне. Или — «польский путь» — оборотистые купцы давно уже насытили Польшу львовской продукцией, невзирая ни на разные валюты, ни на таможни…

 

А. ВОРОНЦОВ, В. ВОЛЫНСКИЙ, спецкоры «Мото».
г. Львов.

 

 

«Мото», 04/92

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.