Музей мопедов Владимира Гордеева

Лекарство против расточительства

 

Представьте себе такую картину: один сажает деревья, а другой ходит следом за ним и выдергивает их из лунок. Нелепость, скажете, но ведь именно нечто подобное происходит, когда ценный материал пускается в брак или расходуется без толку. Один сработал, другой испортил. Возьмем, к примеру, металл. Наша страна имеет первоклассную металлургическую промышленность. Мы производим в год более 80 миллионов тонн стали, 60 миллионов тонн проката, 1 миллиард 240 миллионов метров стальных труб. Это вовсе не значит, однако, что мы можем позволить себе расходовать металл направо и налево. Но есть, оказывается, люди, которые понимают наше богатство именно так.

По всей стране идет сейчас рейд по проверке расходования металла на заводах. По заданию Комитета партгосконтроля ЦК КП Латвии и Совета Министров Латвийской ССР мне пришлось в составе комиссии проверять, как расходуется металл на рижском заводе «Саркана звайгзне».

Проверку мы начали с осмотра предприятия. Мы увидели, что по всей территории завода разбросано огромное количество материала в виде полуфабрикатов или отходов производства. Правда, во время нашей проверки часть территории, так сказать, с парадного входа, была убрана, а остальные места по-прежнему напоминали свалку.

Выяснилось, что завод в минувшем году перерасходовал (пустил в брак, нерационально использовал и т. д.) 272,2 тонны проката, главным образом, дефицитные холоднокатанные листы и 95,4 тысячи метров стальных труб, то есть почти 100 километров!

Сколько труда вложили люди в этот металл! Добыли руду, обогатили ее, сварили сталь, прокатали ее на размеры, железнодорожники привезли ее на завод, чтобы из нее сделать полезные вещи, а тут ее пустили в брак. Теперь она опять пойдет на переплавку.

В чем причины перерасхода металла? Прежде всего их надо искать в плохой организации производства и совершенно недопустимой бесхозяйственности в учете и хранении материалов.

К сожалению, и сейчас листы, трубы, прутки, полуфабрикаты лежат даже не под навесами. Они ржавеют и приходят в негодность.

Цеховой учет материальных ценностей крайне запущен, нет в сущности никакого контроля за расходованием материала. Сколько хочешь — бери, никто с тебя не спросит.

Из-за отсутствия элементарного учета и контроля годные детали зачастую выбрасываются вместе с отходами. И наоборот — имеются случаи, когда детали, которые должны делаться из отходов, на самом деле изготавливаются из полноценного материала.

В цехах нет изоляторов брака. На складах годные детали нередко хранятся навалом вместе с бракованными. Приходится ли после этого удивляться такому, например, факту: в последнем квартале 1963 года завод должен был выпустить дополнительно 5.000 мопедов. Они не были изготовлены, но полученный из них металл все равно израсходован.

Вместе с заводскими товарищами мы тщательно разобрались во всех причинах перерасхода металла, наметили меры к их устранению, но результаты проверки дают повод сомневаться: не повторится ли в 1964 году то же, что было в 1963? Вот свежий факт, показывающий, как на заводе относятся к материальным ценностям. 5 февраля во второй половине дня сварщики в рамосборочном цехе простаивали. Спрашиваем: почему не работаете? Отвечают: нет сварочной проволоки на складе. Мастер подтвердил, что это действительно так. На второй день, осматривая свалку вместе с представителем завода, замечаем в груде ржавого железа бухту проволоки весом, наверное, не менее 25 кг. Отрезаем конец, посылаем на анализ в заводскую лабораторию. Через три часа нам дают ответ: проволока сварочная. Не зря на заводе шутят, что, если чего-нибудь не хватает, иди на свалку — обязательно найдешь.

Все это возможна только потому, что на заводе не ведется настоящей борьбы за бережливость, а главное нет учета и никто материально не отвечает за брак и перерасход металла. У нас на ВЭФе мы использовали все меры общественного воздействия на расточителей и бракоделов. А тех, кто доброго слова не понимает, наказываем рублем. И помогает. Это лучшее лекарство против расточительства.

За то, что человек выдернул из лунки дерево, его надо наказать. Впредь неповадно будет.

 

Я. Баталаускис, зам. начальника отдела по нормированию расхода материалов завода ВЭФ.

 

 

«Ригас Балсс», 02/64

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.