Музей мопедов Владимира Гордеева

По следу цифр

 

«Труд на благо общества — священная обязанность каждого человека. Всякий труд на пользу общества, как физический, так и умственный, уважаем и почётен».

Из Программы КПСС.

 

Цифры, цифры, цифры… Дом, куда бесчисленными ручейками стекаются они со всех уголков республики, где их сравнивают, анализируют, сопоставляют.

Цифры — и сырье и продукция этого учреждения. Здесь можно получить данные о чем угодно.

Сколько высвободилось рабочих рук за год в результате технического прогресса? — Тысяча!

Это — немало. Особенно, если учесть, что данные касаются только плановых организационно-технических мероприятий Но на самом деле их больше. Насколько? Этого, кажется, не скажут даже здесь. Изобретательство, рационализация — кто все это «запланирует» и учтет!

Мне нужна еще одна справка.

— Назовите завод, где есть люди из этой тысячи.

Соглашаются: можно! Из объемистой папки вытаскивается и развертывается предлинный лист, весь в линиях и цифрах. Приложена линейка — так, этак.

— Вас устроит завод «Саркана звайгзне»? Здесь внедрены полуавтоматы для электросварки, высвобождено…

 

Отлично! Пусть будет «Саркана звайгзне»! Устроит, конечно, устроит! Здесь в самом деле немало людей высвобождено, много работы переложено на плечи машин. Значит, еще сильнее стал человек, еще более производительным стал его труд. В этом — смысл технического прогресса и пафос совершенствования и обновления, происходящего в нашей промышленности. Но вернемся к «высвобожденным». Как же отразились на них происшедшие перемены?

Вместе с заместителем начальника рамносборочного цеха Борисом Рипсом мы проходим по рамному участку. В связи с переходом на новую продукцию — мотовелосипед «Гауя» и мопед «Рига» — здесь усовершенствован технологический процесс, внедрены те самые полуавтоматы. На смену слесарям-сборщикам пришли газо- и электросварщики. А где же теперь работают бывшие слесари?

—Здесь же, — следует ответ. — Только они теперь иначе называются, у них другая квалификация.

Тов. Рипс рассказывает о том, как переучивали рабочих. В течение месяца они были учениками, но заработную плату получали так, как если бы продолжали работать на прежних местах. Труд рабочих оплачивался по-прежнему (по среднему) и в первый месяц работы по новой квалификации. Это потому, что на новом месте нелегко сразу же выполнять сменное задание, а рабочий не должен нести ущерб.

Разумеется, переучивание рабочих происходило только на добровольных началах.

Ну, а как же работают сейчас эти люди, какое получают материальное вознаграждение за свой труд?

— Об этом надо спросить их самих, —резонно замечает т. Рипс.

Мы идем к их рабочим местам и спрашиваем.

 

И вот какие получаем ответы:

Газосварщик Отто Понтакс: — Я был транспортным рабочим, получал оклад 84 рубля. Теперь в среднем зарабатываю 110 рублей. Но дело не только в этом. Раньше я мотался по цеху с тележкой — то привези, это отвези, за день намаешься так, что ног не чуешь. А теперь у меня в руках осмысленное, хорошее дело. Сил трачу меньше, а толку получается куда больше.

Газоэлектросварщик Павел Сойту: — Был паяльщиком, работал на пайке током высокой частоты. Получал хорошо. Теперь тоже не жалуюсь — в январе заработал 145 рублей.

Газосварщица Майга Вавере: — Прежде работала шлифовщицей — около 90 рублей в месяц. На газосварке зарабатывала от 90 до 140 с лишнем рублей. Теперь свариваю бачки мотовелосипедов. Перешла на эту операцию по своей доброй воле — здесь спокойнее и интереснее. В январе получила 90 рублей, но это потому, что на новом деле я первый месяц. Потом будет больше.

Газосварщик Петр Шубин: — Газосварка — это моя пятая профессия. Был шофером, кочегаром, работал на строительстве, здесь же, на заводе. Получаю около 140. А лишняя профессия никогда не помешает. Ремесло, как говорят, плеч не давит.

Газоэлектросварщик Язеп Станиславский: — Работа мне по душе, нравится. В январе получил 150. Раньше был слесарем-сборщиком. Получал тоже неплохо.

 

Мы переговорили с рабочими, занятыми в первой смене. Часть тех, кто переобучался, работает во второй. Несколько человек переквалифицировалось на наладчиков и перешло на другой участок. Следовательно, те 20 человек, которые по данным статистики считаются высвобожденными, собственно никуда не высвобождены. Как были, так и остались на заводе! Но все они шагнули на более высокую ступень и устроены, как мы могли убедиться, совсем не плохо.

Значит, цифра 20 — условная. И конечно, также условна и цифра тысяча…

Множится число предприятий, растут фабрики и заводы, увеличивается производственная программа, а с ней растет и потребность в людях. Растет рабочий человек.

 

 

«Ригас Балсс», 03/62

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.