Музей мопедов Владимира Гордеева

«Три мушкетера» и один мотоцикл

 

Начиналось так…

 

— Через полчаса мы уходим домой, — в голосе Андрея энтузиазма не было.

— Уходим, — без особой уверенности подтвердил Леонид.

— Через полчаса, — согласился Харий.

Прошло полчаса. Прошло два часа. И три. За окнами давно уже посапывал февральский вечер. Друзья молча переглянулись и — остались, еще «на полчасика»…

 

* * *

 

— Ну, через пятнадцать минут…

— Да, да.

— А кофе еше есть?

Прошло пятнадцать минут. Прошло пять часов. А за окнами тихо вздыхала мартовская ночь…

 

* * *

 

— Привинчена последняя гайка, — торжественно провозгласил Андрей.

— «Ура» кричать будем?

— Нет, пока не стоит.

А за окнами поднималось апрельское утро…

 

* * *

 

В мае четыре первых «чижика» прибыли в Таллин. На традиционное первенство страны по шоссейно-кольцевым гонкам. Четыре «чижика» (неофициальное название), четыре гоночных мотоцикла «СЗ-50» (официальное название) замерли на старте. Они были очень импозантны: изящные обтекаемые формы, элегантные линии, графически четкий силуэт. За слегка кокетливой внешностью они скрывали массу достоинств (о недостатках — потом).

Наилегчайший вес: 42 килограмма. Андрей легко поднимал машину. Вполне солидная мощность: шесть лошадиных сил. Серийный двигатель для мопедов имел всего полторы лошадиных силы. «Три мушкетера» — так на «Саркана звайгзне» в те времена называли слесаря-испытателя Андрея Ахраловича, инженеров Леонида Бараненкова и Хария Гольдшмидта — изменили «полторы л. с.» до неузнаваемости. Поставили новый карбюратор, сделали пятиступенчатую коробку передач, сменили чугунные кольца на стальные — на эту работу и уходили февральские вечера и мартовские ночи.

«Чижик» развивал скорость. Но все-таки это было не главное его достоинство. Самое главное — четыре «чижика» были первыми в нашей стране гоночными мотоциклами с рабочим объемом в 50 кубиков! Самыми первыми!

Итак, импозантные машины замерли на старте. Секунда. Вторая. Третья. Старт!

Леонид рванул машину: вперед! Оглушительно взвыв, мотоцикл вырвался на шоссе. Восторженного гула болельщиков Леонид не слышал.

Мчались навстречу сосны, ревел ветер. Поворот. Ну, держись, «чижик»! И снова ветер и сосны. И снова поворот. Только бы удержаться! Воя на поворотах, мотоцикл брал километр за километром. Впереди никого не было. Позади — тоже…

— Ленька «вписывался» в повороты, как балерина, — улыбаясь, вспоминает Андрей.

— Скажешь тоже: балерина, — глаза Леонида смеются. — Но первенство «чижик» взял.

— Ты взял первенство, — уточняет Андрей.

— С перепугу, —весело добавляет Леонид.

 

Продолжение номер один

 

Да, из первого испытания «чижик» действительно вышел победителем. Но парни были недовольны.

— Механизм переключения ни к черту, — ворчал Леонид. — Только молотком с ним работать.

— Скорость мала, — вздыхал отчаянный гонщик Андрей.

— Двигатель нужен посильнее, — мечтательно говорил Валдис Погайнис, еще один поклонник «чижика», тоже гонщик, тоже мастер спорта, а вообще — мастер лаборатории дорожных и стендовых испытаний, где работают «мушкетеры».

— Инженерной точности ему бы побольше, — заключал Гунар Приеде, инженер-конструктор лаборатории, тоже неравнодушный к гоночным машинам.

— И характер поувереннее, — подытоживал общие раздумья Харий.

Они выполняли обычные ежедневные обязанности. Испытывали мопеды, выпускаемые заводом, ездили в командировки. Они гоняли мопеды по дорогам Грузии и Молдавии, Украины и Поволжья. У Леонида хранится фотография: он, Андрей и мопед на Крестовом перевале. Высота — 2395 метров над уровнем моря. Снег.

 

Три мушкетера и один мотоцикл
Андрей Ахралович (слева) и Валдис Погайнис готовятся к путешествию по Закарпатью. У них сейчас отпуск.

 

Их домом были палатки, постелью — надувные матрацы. Вот еще одна фотография: Харий демонстрирует ботинки, на подошвы которых налипло по пуду земли. И еще: забрызганная грязью улыбающаяся физиономия Леонида.

А возвращаясь из командировок или заканчивая рабочий день, «мушкетеры» (кстати сказать, их число в лаборатории значительно выросло) бросались к своему созданию.

«Чижик» вбирал в себя лучшие качества своих создателей: инженерную точность Хария и Гунара («главное — все рассчитать!»), осторожность Леонида («уметь «вписаться» в поворот и вовремя среагировать на сосну!»), смелость Андрея («что это за гонки, если нет скорости!»), четкость в работе Валдиса («чтобы все было тютелька в тютельку!»). И львиными дозами он брал у них свободное время: «еще полчасика». которые превращались в два, три, пять часов.

…Ткнув кулаком в «бок» мотоцикла, Андрей зло сказал Леониду и Валдису:

— Пошли на шоссе.

Они вывели машину на дорогу. Леонид попытался завести. Не получается.

— В чем дело? — Он недоуменно посмотрел в усталые глаза Валдиса. Тот пожал плечами.

— Попробуй ты, Андрей.

Попробовал. Не заводится.

Черт знает что! Наконец, после долгой возни мотоцикл неохотно фыркнул. Но — полное отсутствие скорости. И вообще что-то непонятное.

Они вернулись к себе. Разобрали «чижика». И хохотали до изнеможения: забыли поставить кольца.

Да, забыли. До этого парни двое суток не выходили из мастерской.

 

Продолжение номер два

 

Слава «чижика» росла. Им откровенно восхищались гонщики Латвии. Вторая модель «СЗ-50» давала уже 105 километров в час. На республиканских первенствах мотоцикл непринужденно брал призовые места. Его с откровенной завистью рассматривали мастера «гоночного дела» на ВДНХ в Москве. У него уже накопилось 40 разных дипломов.

 

Три мушкетера и один мотоцикл
А это «чижик». Его скорость 105 км в час.

 

Но в прошлом году на очередном первенстве Союза (второй этап его был в Тарту) ребят постигла неудача: Андрей «полетел» с дистанции. Валдису досталось лишь третье место и бронзовая медаль.

Создатели «чижика» грустили недолго: мы должны взять реванш. Но старая машина выжала из себя все, что могла. Значит, нужна новая. «Чижик» номер два.

Старый, видавший виды мотоцикл одиноко грустит в мастерской. Над ним на стене висят дипломы — свидетельства его былой славы и ратных успехов. По вечерам, когда комната пустеет, он словно вспоминает стремительные повороты и сосны, летевшие навстречу…

А ребята мечтают о новом. Они хорошо знают, какими качествами он должен обладать. Двигатель — в 10 лошадиных сил. Скорость — 130—140 километров в час. Изменить ходовую часть. Дать ему восьмиступенчатую коробку передач.

Они не просто мечтают. Творческое содружество уже родилось. Десять человек будут работать над новой моделью. У каждого из десяти — своя творческая задача. И снова свободное от работы время львиными дозами будет «проглатывать» мечта — гоночный мотоцикл с рабочим объемом в 50 кубиков, со скоростью 130—140 км/час.

Уже сейчас эта мечта приобретает реальные очертания в виде первых чертежей будущего «чижика» номер два.

 

Л. Шабурова. Фото В. Уласевича.

 

 

«Ригас Балсс», 08/65

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.